Ремонт комнаты

Место для меня

Я очень хорошо помню как под конец папиного похорон, мама вдруг опомнилась и попросила «оставить место для нее» – у нас на кладбище так делают – отграничивают скамейкой место, для кого-то близкого, чтобы здесь не похоронили кого-то другого.
Я это очень хорошо запомнила, потому что мама все время была едва в сознании в те дни, а тут она неожиданно «очнулась».
И еще помню, у меня с тех пор появилось плохое предчувствие.
Каждый раз, на протяжении долгих лет, когда я приходила к папе на могилу у меня было плохое предчувствие, что… это место не для мамы, а для меня. Что прежде, чем наступит ее время, здесь похоронят меня.
Я гнала всякие глупые мысли из головы, но где-то глубоко во мне оно всегда сидело. Я никогда об этом ни с кем не говорила, но такое ощущение у меня было каждый раз, когда я была там. В юные годы, когда посещали пагубные мысли, иногда міркувалось, что «вот похоронят меня у папы и на том все себе просто кончится». Время шло, дурные мысли тоже, а плохое ощущение оставалось.
Я теперь не чувствую здесь ничего, кроме пустоты. Пустоты, как кислота обжигает меня изнутри, все мои внутренности, не оставляя ничего живого. Так свершилось. Там действительно похоронили меня. Лучшую часть меня.
02.11.2018
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5bdc4353e7fdd’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});

Место для меня

Я очень хорошо помню как под конец папиного похорон, мама вдруг опомнилась и попросила «оставить место для нее» – у нас на кладбище так делают – отграничивают скамейкой место, для кого-то близкого, чтобы здесь не похоронили кого-то другого.
Я это очень хорошо запомнила, потому что мама все время была едва в сознании в те дни, а тут она неожиданно «очнулась».
И еще помню, у меня с тех пор появилось плохое предчувствие.
Каждый раз, на протяжении долгих лет, когда я приходила к папе на могилу у меня было плохое предчувствие, что… это место не для мамы, а для меня. Что прежде, чем наступит ее время, здесь похоронят меня.
Я гнала всякие глупые мысли из головы, но где-то глубоко во мне оно всегда сидело. Я никогда об этом ни с кем не говорила, но такое ощущение у меня было каждый раз, когда я была там. В юные годы, когда посещали пагубные мысли, иногда міркувалось, что «вот похоронят меня у папы и на том все себе просто кончится». Время шло, дурные мысли тоже, а плохое ощущение оставалось.
Я теперь не чувствую здесь ничего, кроме пустоты. Пустоты, как кислота обжигает меня изнутри, все мои внутренности, не оставляя ничего живого. Так свершилось. Там действительно похоронили меня. Лучшую часть меня.
02.11.2018
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5bdc4353e7fdd’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});

Место для меня

Я очень хорошо помню как под конец папиного похорон, мама вдруг опомнилась и попросила «оставить место для нее» – у нас на кладбище так делают – отграничивают скамейкой место, для кого-то близкого, чтобы здесь не похоронили кого-то другого.
Я это очень хорошо запомнила, потому что мама все время была едва в сознании в те дни, а тут она неожиданно «очнулась».
И еще помню, у меня с тех пор появилось плохое предчувствие.
Каждый раз, на протяжении долгих лет, когда я приходила к папе на могилу у меня было плохое предчувствие, что… это место не для мамы, а для меня. Что прежде, чем наступит ее время, здесь похоронят меня.
Я гнала всякие глупые мысли из головы, но где-то глубоко во мне оно всегда сидело. Я никогда об этом ни с кем не говорила, но такое ощущение у меня было каждый раз, когда я была там. В юные годы, когда посещали пагубные мысли, иногда міркувалось, что «вот похоронят меня у папы и на том все себе просто кончится». Время шло, дурные мысли тоже, а плохое ощущение оставалось.
Я теперь не чувствую здесь ничего, кроме пустоты. Пустоты, как кислота обжигает меня изнутри, все мои внутренности, не оставляя ничего живого. Так свершилось. Там действительно похоронили меня. Лучшую часть меня.
02.11.2018
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5bdc4353e7fdd’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});

Место для меня

Я очень хорошо помню как под конец папиного похорон, мама вдруг опомнилась и попросила «оставить место для нее» – у нас на кладбище так делают – отграничивают скамейкой место, для кого-то близкого, чтобы здесь не похоронили кого-то другого.
Я это очень хорошо запомнила, потому что мама все время была едва в сознании в те дни, а тут она неожиданно «очнулась».
И еще помню, у меня с тех пор появилось плохое предчувствие.
Каждый раз, на протяжении долгих лет, когда я приходила к папе на могилу у меня было плохое предчувствие, что… это место не для мамы, а для меня. Что прежде, чем наступит ее время, здесь похоронят меня.
Я гнала всякие глупые мысли из головы, но где-то глубоко во мне оно всегда сидело. Я никогда об этом ни с кем не говорила, но такое ощущение у меня было каждый раз, когда я была там. В юные годы, когда посещали пагубные мысли, иногда міркувалось, что «вот похоронят меня у папы и на том все себе просто кончится». Время шло, дурные мысли тоже, а плохое ощущение оставалось.
Я теперь не чувствую здесь ничего, кроме пустоты. Пустоты, как кислота обжигает меня изнутри, все мои внутренности, не оставляя ничего живого. Так свершилось. Там действительно похоронили меня. Лучшую часть меня.
02.11.2018
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5bdc4353e7fdd’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});