Ремонт комнаты

Ничего сказать или несовместимые реальности

Один из операторов мобильной связи запустил рекламу: мальчик говорит по телефону с мамой, которая на заработках, все сводится к тому, что они долго болтают и рекламируются дешевые звонки за границу. Все звучит под типичным слоганом «Объединяет всюду».
Когда я увидела ту рекламу первый раз, то схватила первое, что попало под руки и швырнула прямо в телевизор. К счастью то был кухонный полотенце, поэтому плазма не пострадала. Когда я услышала ту рекламу во второй раз, то пересекла квартиру и кулаком выключила радио. Потом я еще несколько раз ее слышала и каждый раз она вызывала у меня неописуемый приступ агрессии настолько, что я теряла контроль над собой и меня трясло. Я честно не знаю почему я так реагирую на какую-то идиотскую рекламу, однако она просто выводит меня из равновесия.
Может потому, что реклама для таких как я? Хотя что там я, то может больше для детей, которые остались без родителей. Я даже при удобных мобильных тарифах не буду звонить маме каждый день… А еще кроме того есть скайп, хотя звонках дело… Мои звонки я уже отговорила.
О чем ты будешь говорить человеку, который находится так далеко? Что ты ей скажешь звоня каждый день, если вы живете в разных реальностях?
Так-так, реальности разные. У нее там ее заботы, свои волнения. Мир воспринимается по-разному и улавливается важна суть: человека нет. Она есть где-то далеко, однако нет рядом. Семья – это нечто единое, а не люди разбросаны по закоулкам планеты.
После той ужасной рекламы я начала вспоминать себя. Мама звонила нам раз в неделю. Связь был ужасный. Папа, брат, бабушка и я садились вокруг телефона и прислушались. Трубка передавалась по кругу. О чем можно было поговорить? «Ты вежливая? Слушаешься папу и бабушку?»; – «Да!»; «Надо есть все, что бабушка приготовит»; – «Хорошо». И так каждую неделю. То стало ритуалом, обязательным к исполнению. Со временем трепет от звонков мамы исчез, ведь все они были одинаковые.
Еще были письма. Они писались под строгим бабушкиным контролем, ведь бабушка должна была следить, чтобы в письме не было грамматических ошибок, мотивируя это тем, что «пусть мама знает, что ты хорошо учишься». Я помню те проклятые письма. Они все начинались и заканчивались одинаково: «Привет мама. Пишет тебе твоя дочь Оля. У нас все хорошо. Учусь хорошо. В школе дружу с хорошими девочками. Дома все хорошо…» и вообще как почитать – то не письмо, а просто пересказывание сказки.
Я только сейчас себя спрашиваю – на кой маме были все те письма, если в них не было ни слова правды? Они были такими грамматически совершенными и буквы аккуратно выводились «чтобы знала, что ты хорошо пишешь», но в них не было чувств. То была обязанность “написать маме письмо”.
О чем ей писать? О том, что на самом деле все плохо, что я завидую сверстникам, у которых нормальная семья, или о том, что в школе родители других детей говорят про меня «ребенок из неполноценной семьи, с такими лучше не дружить»? О чем написать маме, которую ты имеешь, но какой ты на самом деле не знаешь? О том, что она перестала тебе восприниматься как реальный человек, а воспринимается через периодические передачи иностранных конфет? Какой представлять себе маму, ведь ты несколько лет ее не видишь, только слышишь, читаешь и периодически вы обмениваетесь снимками. Я помню все фото, которые мама нам прислала. Она была там такой красивой на фоне каких прекрасных пейзажей… Я смотрела часами на них и не узнавала того человека, которая уехала от нас.
То что сказать человеку, который находится так далеко? На самом деле километра абсолютная чушь, если между людьми расстояние душевная.
Видимо надо было искать способ все сказать, ибо эта душевная расстояние увеличивается пропорционально тому сколько тяжестей носишь в себе. Но со временем замыкаешься в себе и исчезает потребность делиться тем, что чувствуешь. Зачем делиться – вы же в разных реальностях. И это “твое” задушевное вряд ли кто поймет. На вопрос «что сказать?» со временем находится ответ: «ничего».
И ничто тебя не «соединит всюду», потому что ни один экономный тариф не соединит тех, кто такие родные и уже такие несочетаемые.
09.03.2015
Расточительно,
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5ba435f205920’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});

Ничего сказать или несовместимые реальности

Один из операторов мобильной связи запустил рекламу: мальчик говорит по телефону с мамой, которая на заработках, все сводится к тому, что они долго болтают и рекламируются дешевые звонки за границу. Все звучит под типичным слоганом «Объединяет всюду».
Когда я увидела ту рекламу первый раз, то схватила первое, что попало под руки и швырнула прямо в телевизор. К счастью то был кухонный полотенце, поэтому плазма не пострадала. Когда я услышала ту рекламу во второй раз, то пересекла квартиру и кулаком выключила радио. Потом я еще несколько раз ее слышала и каждый раз она вызывала у меня неописуемый приступ агрессии настолько, что я теряла контроль над собой и меня трясло. Я честно не знаю почему я так реагирую на какую-то идиотскую рекламу, однако она просто выводит меня из равновесия.
Может потому, что реклама для таких как я? Хотя что там я, то может больше для детей, которые остались без родителей. Я даже при удобных мобильных тарифах не буду звонить маме каждый день… А еще кроме того есть скайп, хотя звонках дело… Мои звонки я уже отговорила.
О чем ты будешь говорить человеку, который находится так далеко? Что ты ей скажешь звоня каждый день, если вы живете в разных реальностях?
Так-так, реальности разные. У нее там ее заботы, свои волнения. Мир воспринимается по-разному и улавливается важна суть: человека нет. Она есть где-то далеко, однако нет рядом. Семья – это нечто единое, а не люди разбросаны по закоулкам планеты.
После той ужасной рекламы я начала вспоминать себя. Мама звонила нам раз в неделю. Связь был ужасный. Папа, брат, бабушка и я садились вокруг телефона и прислушались. Трубка передавалась по кругу. О чем можно было поговорить? «Ты вежливая? Слушаешься папу и бабушку?»; – «Да!»; «Надо есть все, что бабушка приготовит»; – «Хорошо». И так каждую неделю. То стало ритуалом, обязательным к исполнению. Со временем трепет от звонков мамы исчез, ведь все они были одинаковые.
Еще были письма. Они писались под строгим бабушкиным контролем, ведь бабушка должна была следить, чтобы в письме не было грамматических ошибок, мотивируя это тем, что «пусть мама знает, что ты хорошо учишься». Я помню те проклятые письма. Они все начинались и заканчивались одинаково: «Привет мама. Пишет тебе твоя дочь Оля. У нас все хорошо. Учусь хорошо. В школе дружу с хорошими девочками. Дома все хорошо…» и вообще как почитать – то не письмо, а просто пересказывание сказки.
Я только сейчас себя спрашиваю – на кой маме были все те письма, если в них не было ни слова правды? Они были такими грамматически совершенными и буквы аккуратно выводились «чтобы знала, что ты хорошо пишешь», но в них не было чувств. То была обязанность “написать маме письмо”.
О чем ей писать? О том, что на самом деле все плохо, что я завидую сверстникам, у которых нормальная семья, или о том, что в школе родители других детей говорят про меня «ребенок из неполноценной семьи, с такими лучше не дружить»? О чем написать маме, которую ты имеешь, но какой ты на самом деле не знаешь? О том, что она перестала тебе восприниматься как реальный человек, а воспринимается через периодические передачи иностранных конфет? Какой представлять себе маму, ведь ты несколько лет ее не видишь, только слышишь, читаешь и периодически вы обмениваетесь снимками. Я помню все фото, которые мама нам прислала. Она была там такой красивой на фоне каких прекрасных пейзажей… Я смотрела часами на них и не узнавала того человека, которая уехала от нас.
То что сказать человеку, который находится так далеко? На самом деле километра абсолютная чушь, если между людьми расстояние душевная.
Видимо надо было искать способ все сказать, ибо эта душевная расстояние увеличивается пропорционально тому сколько тяжестей носишь в себе. Но со временем замыкаешься в себе и исчезает потребность делиться тем, что чувствуешь. Зачем делиться – вы же в разных реальностях. И это “твое” задушевное вряд ли кто поймет. На вопрос «что сказать?» со временем находится ответ: «ничего».
И ничто тебя не «соединит всюду», потому что ни один экономный тариф не соединит тех, кто такие родные и уже такие несочетаемые.
09.03.2015
Расточительно,
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5ba435f205920’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});

Ничего сказать или несовместимые реальности

Один из операторов мобильной связи запустил рекламу: мальчик говорит по телефону с мамой, которая на заработках, все сводится к тому, что они долго болтают и рекламируются дешевые звонки за границу. Все звучит под типичным слоганом «Объединяет всюду».
Когда я увидела ту рекламу первый раз, то схватила первое, что попало под руки и швырнула прямо в телевизор. К счастью то был кухонный полотенце, поэтому плазма не пострадала. Когда я услышала ту рекламу во второй раз, то пересекла квартиру и кулаком выключила радио. Потом я еще несколько раз ее слышала и каждый раз она вызывала у меня неописуемый приступ агрессии настолько, что я теряла контроль над собой и меня трясло. Я честно не знаю почему я так реагирую на какую-то идиотскую рекламу, однако она просто выводит меня из равновесия.
Может потому, что реклама для таких как я? Хотя что там я, то может больше для детей, которые остались без родителей. Я даже при удобных мобильных тарифах не буду звонить маме каждый день… А еще кроме того есть скайп, хотя звонках дело… Мои звонки я уже отговорила.
О чем ты будешь говорить человеку, который находится так далеко? Что ты ей скажешь звоня каждый день, если вы живете в разных реальностях?
Так-так, реальности разные. У нее там ее заботы, свои волнения. Мир воспринимается по-разному и улавливается важна суть: человека нет. Она есть где-то далеко, однако нет рядом. Семья – это нечто единое, а не люди разбросаны по закоулкам планеты.
После той ужасной рекламы я начала вспоминать себя. Мама звонила нам раз в неделю. Связь был ужасный. Папа, брат, бабушка и я садились вокруг телефона и прислушались. Трубка передавалась по кругу. О чем можно было поговорить? «Ты вежливая? Слушаешься папу и бабушку?»; – «Да!»; «Надо есть все, что бабушка приготовит»; – «Хорошо». И так каждую неделю. То стало ритуалом, обязательным к исполнению. Со временем трепет от звонков мамы исчез, ведь все они были одинаковые.
Еще были письма. Они писались под строгим бабушкиным контролем, ведь бабушка должна была следить, чтобы в письме не было грамматических ошибок, мотивируя это тем, что «пусть мама знает, что ты хорошо учишься». Я помню те проклятые письма. Они все начинались и заканчивались одинаково: «Привет мама. Пишет тебе твоя дочь Оля. У нас все хорошо. Учусь хорошо. В школе дружу с хорошими девочками. Дома все хорошо…» и вообще как почитать – то не письмо, а просто пересказывание сказки.
Я только сейчас себя спрашиваю – на кой маме были все те письма, если в них не было ни слова правды? Они были такими грамматически совершенными и буквы аккуратно выводились «чтобы знала, что ты хорошо пишешь», но в них не было чувств. То была обязанность “написать маме письмо”.
О чем ей писать? О том, что на самом деле все плохо, что я завидую сверстникам, у которых нормальная семья, или о том, что в школе родители других детей говорят про меня «ребенок из неполноценной семьи, с такими лучше не дружить»? О чем написать маме, которую ты имеешь, но какой ты на самом деле не знаешь? О том, что она перестала тебе восприниматься как реальный человек, а воспринимается через периодические передачи иностранных конфет? Какой представлять себе маму, ведь ты несколько лет ее не видишь, только слышишь, читаешь и периодически вы обмениваетесь снимками. Я помню все фото, которые мама нам прислала. Она была там такой красивой на фоне каких прекрасных пейзажей… Я смотрела часами на них и не узнавала того человека, которая уехала от нас.
То что сказать человеку, который находится так далеко? На самом деле километра абсолютная чушь, если между людьми расстояние душевная.
Видимо надо было искать способ все сказать, ибо эта душевная расстояние увеличивается пропорционально тому сколько тяжестей носишь в себе. Но со временем замыкаешься в себе и исчезает потребность делиться тем, что чувствуешь. Зачем делиться – вы же в разных реальностях. И это “твое” задушевное вряд ли кто поймет. На вопрос «что сказать?» со временем находится ответ: «ничего».
И ничто тебя не «соединит всюду», потому что ни один экономный тариф не соединит тех, кто такие родные и уже такие несочетаемые.
09.03.2015
Расточительно,
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5ba435f205920’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});

Ничего сказать или несовместимые реальности

Один из операторов мобильной связи запустил рекламу: мальчик говорит по телефону с мамой, которая на заработках, все сводится к тому, что они долго болтают и рекламируются дешевые звонки за границу. Все звучит под типичным слоганом «Объединяет всюду».
Когда я увидела ту рекламу первый раз, то схватила первое, что попало под руки и швырнула прямо в телевизор. К счастью то был кухонный полотенце, поэтому плазма не пострадала. Когда я услышала ту рекламу во второй раз, то пересекла квартиру и кулаком выключила радио. Потом я еще несколько раз ее слышала и каждый раз она вызывала у меня неописуемый приступ агрессии настолько, что я теряла контроль над собой и меня трясло. Я честно не знаю почему я так реагирую на какую-то идиотскую рекламу, однако она просто выводит меня из равновесия.
Может потому, что реклама для таких как я? Хотя что там я, то может больше для детей, которые остались без родителей. Я даже при удобных мобильных тарифах не буду звонить маме каждый день… А еще кроме того есть скайп, хотя звонках дело… Мои звонки я уже отговорила.
О чем ты будешь говорить человеку, который находится так далеко? Что ты ей скажешь звоня каждый день, если вы живете в разных реальностях?
Так-так, реальности разные. У нее там ее заботы, свои волнения. Мир воспринимается по-разному и улавливается важна суть: человека нет. Она есть где-то далеко, однако нет рядом. Семья – это нечто единое, а не люди разбросаны по закоулкам планеты.
После той ужасной рекламы я начала вспоминать себя. Мама звонила нам раз в неделю. Связь был ужасный. Папа, брат, бабушка и я садились вокруг телефона и прислушались. Трубка передавалась по кругу. О чем можно было поговорить? «Ты вежливая? Слушаешься папу и бабушку?»; – «Да!»; «Надо есть все, что бабушка приготовит»; – «Хорошо». И так каждую неделю. То стало ритуалом, обязательным к исполнению. Со временем трепет от звонков мамы исчез, ведь все они были одинаковые.
Еще были письма. Они писались под строгим бабушкиным контролем, ведь бабушка должна была следить, чтобы в письме не было грамматических ошибок, мотивируя это тем, что «пусть мама знает, что ты хорошо учишься». Я помню те проклятые письма. Они все начинались и заканчивались одинаково: «Привет мама. Пишет тебе твоя дочь Оля. У нас все хорошо. Учусь хорошо. В школе дружу с хорошими девочками. Дома все хорошо…» и вообще как почитать – то не письмо, а просто пересказывание сказки.
Я только сейчас себя спрашиваю – на кой маме были все те письма, если в них не было ни слова правды? Они были такими грамматически совершенными и буквы аккуратно выводились «чтобы знала, что ты хорошо пишешь», но в них не было чувств. То была обязанность “написать маме письмо”.
О чем ей писать? О том, что на самом деле все плохо, что я завидую сверстникам, у которых нормальная семья, или о том, что в школе родители других детей говорят про меня «ребенок из неполноценной семьи, с такими лучше не дружить»? О чем написать маме, которую ты имеешь, но какой ты на самом деле не знаешь? О том, что она перестала тебе восприниматься как реальный человек, а воспринимается через периодические передачи иностранных конфет? Какой представлять себе маму, ведь ты несколько лет ее не видишь, только слышишь, читаешь и периодически вы обмениваетесь снимками. Я помню все фото, которые мама нам прислала. Она была там такой красивой на фоне каких прекрасных пейзажей… Я смотрела часами на них и не узнавала того человека, которая уехала от нас.
То что сказать человеку, который находится так далеко? На самом деле километра абсолютная чушь, если между людьми расстояние душевная.
Видимо надо было искать способ все сказать, ибо эта душевная расстояние увеличивается пропорционально тому сколько тяжестей носишь в себе. Но со временем замыкаешься в себе и исчезает потребность делиться тем, что чувствуешь. Зачем делиться – вы же в разных реальностях. И это “твое” задушевное вряд ли кто поймет. На вопрос «что сказать?» со временем находится ответ: «ничего».
И ничто тебя не «соединит всюду», потому что ни один экономный тариф не соединит тех, кто такие родные и уже такие несочетаемые.
09.03.2015
Расточительно,
Ольга Врублевская

__ATA.cmd.push(function() {
__ATA.initVideoSlot(‘atatags-370373-5ba435f205920’, {
sectionId: ‘370373’,
format: ‘inread’
});
});